Словари

1 5 6 7 9
А Б В З И К М Н О П Р С Т Ф Х Ч Э Я
ПА ПЕ ПИ ПР

ПЕХОТА

ПЕХОТА (пешее, пехотное войско, инфантерия, рать), род сухопутных войск ближнего боя, способный овладеть территорией противника и удерживать ее в течение длительного времени. Это единственный род войск, который при необходимости может действовать абсолютно самостоятельно и вести продолжительные боевые операции в любых условиях и на различной местности.
Пехота как род войск – непременная составная часть всех армий от древних времен до современности. Однако ее роль, организация и тактика менялись в зависимости от эпохи и страны в зависимости от социально-политического устройства и уровня экономического развития, обусловливавшего изобретение и внедрение новых видов вооружения. Эволюция пехоты как рода войск наглядно показывает, что образуя первоначальное ядро военной организации общества, пехота затем то уступала приоритет другим родам войск (колесницам, коннице), то снова завоевывала главенствующее положение. Получив в свое распоряжение огнестрельное оружие, пехота смогла активно потеснить своего основного конкурента – кавалерию. В современную эпоху, несмотря на совершенствование военной техники и появление новых видов вооружения пехота продолжает во многих случаях играть решающую роль в подавлении противника на местности.
Способ организации пехоты как рода сухопутных войск, принятый в современных вооруженных силах многих стран, даже при наличии всех национальных особенностей отдельных государств, опирается на разработанную на Западе военную теорию и практику, истоки которых относятся ко времени образования европейской культуры на фундаменте античной цивилизации. На всем протяжении существования античного мира происходил непрерывный процесс взаимодействия различных культур и этносов, которые заимствовали и использовали лучшие инновации друг у друга в области материальной, духовной и политической культуры. Даже при том, что прогресс в древности шел крайне медленно, в военной сфере все новшества (новые технологии изготовления вооружения и тактические приемы ведения боевых действий) всегда усваивались быстрее, чем в других областях культуры. Эпоха античности не была в этом отношении исключением. Распространившись до известных границ тогдашней ойкумены, античный мир не только распространил свое влияние на территории, населенные многочисленными средиземноморскими и азиатскими народами, но и освоил многие их культурные достижения (в том числе и в военном деле). Таким образом, эпоха античности оказалась своего рода связующим звеном между культурой древнейших цивилизаций и культурой зарождающейся Европы. Наступившая в 5 в. дезинтеграция античного мира и его последующая варваризация не смогли полностью уничтожить античное наследие. Целый ряд технологических инноваций был воспринят варварскими народами, завоевавшими территории Римской империи и поселившимися на них. Влияние античного мира на культуру раннесредневековой Европы было столь велико, что многое из казалось бы ушедшего мира вдруг возродилось спустя века, будучи востребованным новой эпохой.

Древний мир. Историю пехоты в древности можно условно разделить на два этапа. Первый охватывает время от древнейшей эпохи, когда пехота была единственной боевой силой, до начала применения лошадей в военном деле. Второй этап распадается на две стадии: стадию преобладания на поле битв колесниц и стадию, когда в одних государствах пехота вновь заняла доминирующее положение в силу своих тактических преимуществ, в то время как в других предпочтение по-прежнему отдавалось коннице. Хотя чаша весов периодически склонялась в сторону конницы, пехота на протяжении всего этого второго этапа образовывала костяк древних армий и на Востоке, и в Греции, и в Риме.
На начальном этапе существования общества пехота не могла быть более чем простым ополчением, состоявшим из всех способных сражаться мужчин племени. Эти люди или сами совершали набеги на соседей или же отражали нападения врагов на свои поселения. В качестве системообразующей ударной силы пехота появляется только с возникновением первых государств в долинах крупных рек (Нила, Тигра и Евфрата, Инда и Янцзы), когда правители стали испытывать нужду в хорошо организованной армии для поддержания своей власти над подданными и для подавления неприятелей. Таким образом, возвышение вождей-лидеров приводит, при сохранении всенародного ополчения, к организации войска на постоянной основе, которое используется также для масштабных военных экспедиций с целью захвата пленных и источников сырья. Об этом свидетельствуют письменные источники и памятники изобразительного искусства всех древнейших государств (Египта, Месопотамии, Индии, Китая, Перу и Мезоамерики).
В этот период пешее войско уже делилось на основные и вспомогательные отряды, в набор вооружения которых входили луки, копья, кинжалы, топорики, мечи, щиты и шлемы, изготовлявшиеся первоначально из меди (3 тыс. до н.э.), а затем из бронзы (2 тыс. до н.э.). Тогда же, видимо, были разработаны некоторые принципы ведения боевых действий, широко применявшихся и в последующие эпохи благодаря своим тактическим преимуществам. При этом часть из них со временем была утрачена и затем открыта заново. История развития цивилизации показывает, что подобные открытия совершались неоднократно и в других сферах человеческой деятельности.
Так, пехота составляла основу войска египетских фараонов Древнего (2800–2200 до н.э.) и Среднего царства (2040–1710 до н.э.), а ее набор производился путем очередных призывов египетской молодежи, по достижении определенного возраста возвращавшейся в гражданскую жизнь. При фараонах XII династии (Среднее царство) египетские части были дополнены также иноземными, в основном эфиопскими, отрядами. Воины, вооруженные луками, стрелами, копьями, короткими мечами, секирами, палицами и щитами принимали участие в длительных военных походах в Ливию, Эфиопию, на Синайский полуостров, в Палестину и Сирию. На территориях Месопотамии, в Шумере, армия правителя Лагаша формировалась из народного ополчения, воины которого были вооружены короткими копьями и выполняли роль легкой пехоты, а также из сравнительно небольших отрядов тяжеловооруженных пехотинцев, которые, помимо медного конусообразного шлема, были защищены тяжелыми войлочными бурками с большими медными бляхами или же огромными кованными из меди щитами. Такие отряды сражались сомкнутым строем, причем задние ряды, защищенные щитами переднего ряда, выставляли вперед свои длинные копья (25–24 вв. до н.э.). Определенные изменения в военном деле произошли в период возвышения Аккада при Саргоне Древнем (2316–2261 до н.э.). Саргон продолжал опираться на более или менее добровольческое ополчение, однако служба в его постоянном войске давала многим общинниками надежду на социальное и имущественное продвижение, каковое в предшествующие времена было недоступно простым людям. Кроме этого, Саргон и его преемники произвели изменения в тактике сражений: вместо традиционных стычек между отдельными небольшими тяжеловооруженными отрядами, сражавшихся в сомкнутом строю, в бой вводились и большие массы легковооруженных воинов, действовавших цепями или врассыпную. В отличие от шумерских отрядов, совершенно отказавшихся от использования лука из-за отсутствия в стране упругих сортов дерева, Саргон придавал лучникам большое значение: они были способны издалека поражать стрелами неповоротливые отряды щитоносцев и копьеносцев и расстраивать их порядок, даже не доводя дело до рукопашной. В Вавилонском царстве (20–18 вв. до н.э.) прогресс военного дела был обеспечен технологическим внедрением бронзы, литейные качества и прочность которой сильно увеличивали износостойкость и прочность металла. Это позволило пехоте перейти от топориков и кинжалов к мечам, а в оборонительном оружии наряду со шлемами и щитами ввести броню для бойцов и коней.
Когда в начале 2 тыс. до н.э. на Ближнем Востоке (а позднее на территории Евразии от Скандинавии до Китая) начинается почти повсеместное распространение боевых колесниц, запряженных лошадьми, в военном деле происходит ряд существенных изменений. В результате этих изменений пехота несколько утрачивает свое главенствующее положение как род войск. Хотя она нередко принимает в бою не менее активное участие, во много раз превосходя своей численностью количество боевых колесниц, на полях сражений колесницам отдается предпочтение как основной ударной силе армии. Это объясняется обычно социальными причинами. В то время колесничие, будучи людьми высокого социального статуса, располагали досугом и могли в мирное время упражняться в колесничной езде и охоте с упряжек, поэтому они были искусными бойцами; пехота же, набиравшаяся из более низких социальных слоев, не обладала этими преимуществами и могла поэтому играть лишь вспомогательную роль в сражениях. На поле боя пехота обычно выстраивалась позади или по сторонам упряжек колесничих, действовавших в сражении как наиболее мобильная ударная сила. Поддерживая атаки колесниц, пехота действовала при них, создавала опору для схватки, защищая их от неожиданных нападений с тыла и флангов, добивая раненых, или же оказывая помощь своим при авариях, одновременно вступая в бой с пехотинцами противника. Таким образом, первоначальный удар по противнику, располагавшему обычно аналогичным набором вооружений (как, например, хетты и их союзники), наносился колесницами, а пехота или вовсе не вступала в сражение, как произошло в битве при Кадеше (ок. 1300 до н.э.), или же помогала добивать разгромленного врага, сражаясь на других участках фронта.
Документальные свидетельства позволяют реконструировать состав войска эпохи применения колесниц. Например, египетская армия времени Нового царства (1580–1085 до н.э.) делилась на два больших подразделения: колесничное и пешее. Последнее включало в себя также и корабельную пехоту, которая, на взгляд египтян, не отличалась от остальной обычной пехоты. В конце XVIII династии все войско делилось на две части, каждая из которых состояла из колесничных и пеших воинов, при этом одна из них располагалась на юге, другая – на севере страны. Однако уже при XIX династии действующее войско подразделялось на несколько соединений, носивших имена главных божеств того времени и имевших свои штандарты, трубы и барабаны. Все служившие воины находились на полном государственном обеспечении, начиная от оружия, которое в мирное время хранилось на складах, до получаемого довольствия. Основной войсковой единицей было подразделение, имевшее собственное знамя и насчитывавшее в своем составе 200 воинов, причем каждую пятерку пехотинцев возглавлял старшина, имевший, кроме обычного набора вооружения, еще и палку.
Согласно школьным поучениям второй половины Нового царства, ставившим своей целью отговорить будущих писцов от поступления на воинскую службу и потому, видимо, сгущавших краски, в то время быть пехотинцем значило подвергаться постоянным жестоким избиениям, терпеть голод и работать с утра до ночи. В пехоту в основном набирали людей из простонародья, и поэтому школьные учителя были в чем-то правы: палки являлись не только знаком отличия старших и младших военачальников, но еще и орудием наказания, а воинов часто использовали для работы в каменоломнях и перевозки каменных глыб. Вместе с тем в пехотное войско призывались иногда и храмовые землепашцы, и молодые люди, направленные верховными сановниками для посвящения в жрецы. Воинами его величества при XVIII династии становились также и родственники местных князей, но то был, вероятно, особый отряд пеших воинов. Школьные поучения, однако, умалчивали о тех сторонах жизни воинов, которые могли бы стать притягательными для молодежи. На войне победоносное воинство Тутмоса III вело разгульную жизнь: напиваясь допьяна и расхищая все, что попадалось под руку, нередко при этом забывая даже преследовать неприятеля; есть свидетельства, что оно грабило по возвращении на родину даже и собственное население.
В египетском пешем войске служило много иноземных воинов: эфиопы составляли чуть ли не основную часть воинских сил, стоявших в мирное время в Сиро-Палестине. Сами египтяне не любили жить вне пределов своей страны; основной контингент царских телохранителей пополнялся из воинов-шердани, сирийцев и ливийцев. Это было особенно характерно для второй половины периода правления фараонов Нового царства.
По вооружению, численности и боевым навыкам новоегипетское войско представляло достаточно грозную силу, оно имело совершенное для той эпохи вооружение и серьезный боевой опыт. Хотя пехотинцы по-прежнему делились на стрелков и щитоносных копейщиков (впрочем, это деление последовательно не выдерживалось), оружие первых и отчасти вторых стало намного эффективнее. Стрелки XVIII династии имели уже более мощный сложный (слоеный) лук и стрелы с медными наконечниками. Копейщики в качестве вспомогательного оружия пользовались секирами и короткими мечами. Меч был не только колющим, как старые кинжалы, но и рубящим. Он был двух разновидностей – прямой и серповидный, что также являлось новацией. Было известно как бронирование с нашитой медной чешуей, так и нечешуйчатое, которое вместе с шлемовидными головными уборами получили распространение при XVIII династии.
Вооружение отрядов иноземной пехоты, входивших в египетское войско и также в основном состоявших из стрелков и копейщиков, несколько отличалось от египетского. Царские телохранители-шердани (их еще называли сардами) носили шлемы особой формы и имели круглые щиты (египетские были внизу прямоугольными, вверху – округлыми) и широкие длинные мечи.
В начале 1 тыс. до н.э. в военном деле происходит очередной скачок. Он был связан с очередным технологическим переворотом – открытием плавки и ковки железа, которое стало использоваться для изготовления наступательного оружия, а также с выходом на арену сражений древности нового рода войск – конницы. Однако в отличие от колесниц, которые в предшествующую эпоху прочно и надолго захватили позиции ведущей силы в армиях государств древнего мира (Микенская Греция, Хеттское царство, Египет Нового царства), коннице не везде удалось потеснить пехоту. Так, в Ассирии пехота и конница имели равное соотношение, однако, в Персии, являвшейся правопреемницей Ассирийской империи, главная роль отводилась конному войску. В архаической Греции с определенного этапа вся армия стала состоять из тяжеловооруженной пехоты. Такое географическое разделение было обусловлено выбором государствами Европы и Азии кардинально противоположных путей развития военного дела.
Образцом военный машины на Ближнем Востоке 1 тыс. до н.э. стала Ассирийская держава, превратившаяся со временем в огромную империю, державшую покоренные территории в страхе угрозами тотального опустошения, истребления населения и массовыми депортациями народов. За период 10–7 вв. до н.э. под власть Ассирии попали почти все страны Передней Азии, Сиро-Палестина, Вавилон, Мидия и Египет. Эти завоевания Ассирии были осуществлены благодаря превосходной армии, которая была создана военными реформами царя Тиглатпаласара III (745–727 до н.э.).
Первоначально ассирийская армия состояла из созывавшегося время от времени ополчения и регулярного войска, комплектуемого из военных колонистов-рекрутов, получавших от царя за службу надел земли (земля лука). Такая профессиональная армия по эффективности намного превосходила ополчение, но вместе с тем страдала неискоренимыми пороками всякой милиционной армии. Не находясь в состоянии постоянной боевой готовности, она была нередко разнородно экипирована и лишена того чувства локтя, которое порождается постоянной общей выучкой, общим бытом, общей опасностью – всего того, что составляет, быть может, главную силу любой регулярной армии. Поэтому реформой Тиглатпаласара III было создано постоянно действующее войско, так называемый царский полк, также комплектовавшееся на основе рекрутского набора и находившееся на полном царском обеспечении. Тогда же было закреплено и разделение армии по родам войск (пехота, колесницы, конница), увеличено число легковооруженных пехотинцев, а также введено вооружение единого вида.
Пехота была самой большой по численности частью ассирийской армии. Она делилась на тяжело- и легковооруженную. Тяжеловооруженные воины сражались копьями и мечами, легковооруженные были лучниками и метателями дротиков.
Армия была хорошо экипирована. Оборонительное вооружение изготовлялось из бронзы и состояло из остроконечного или гребенчатого шлема без забрала, круглого щита и панциря из медных блях, нашитых на шерстяную или кожаную рубаху. Наступательное оружие изготовлялось из железа и включало мечи, копья, дротики у легкой пехоты, луки. Лучники иногда выделялись в отдельные подразделения и действовали совместно со щитоносцами, которые прикрывали их огромными, в рост человека, щитами.
Во главе ассирийской армии стоя туртан – главнокомандующий, происходивший обычно из царской семьи. Военными действиями на различных фронтах руководили меньшие по рангу командующие, среди которых были известны начальник полка царевича и великий глашатай. Армия делилась на группы и отряды по 10, 50, 100, 1000 человек. Имелись знамена и штандарты, на которых изображались символы, связанные, в основном, с культом бога Ашшура – верховного бога и бога войны у ассирийцев.
Таким образом, ассирийская армия, наибольшая численность которой, судя по дошедшим до нас данным, достигала огромной цифры в 120 тыс. человек, была прекрасно экипированной, тренированной и организованной силой. Благодаря взаимодействию всех родов войск – конницы, колесниц, тяжеловооруженной пехоты, саперов, службы связи и разведки она могла быстро достигать поставленных целей. Такая армия в руках хорошего полководца была способна на многое. Но ее слабость заключалась в том, что она по существу была армией наемников, включавших, помимо самих ассирийцев, воинов из покоренных стран. Это была отличная армия для наступательной и победоносной войны, в обороне же, где надо было упорно сражаться, защищая чужую страну и неудачливого царя, боевой дух такой армии должен был быстро угаснуть. Солдатам-иностранцам было проще перейти на службу к победителю, чем рисковать жизнью и накопленным добром ради проигранного дела.
Однако удача долгое время покровительствовала войску Ассирии, но к 610 до н.э. ее история закончилась во многом благодаря тому, что многие военачальники и рядовые солдаты государства Мидия (северо-запад Персии), служившие ранее в ассирийском войске и знакомые с последними достижениями военного искусства, смогли нанести удар в самое сердце распадающейся империи.
Наследницей Ассирийской империи на Ближнем Востоке стала Персидская держава Ахеменидов (6–4 вв. до н.э.). Подобно Ассирии, существование и мощь персидского царства также в значительной степени держались на боеспособности армии. Ахеменидская армия, делившаяся на конницу и пехоту, формировалась из мидян и персов. Конница, рекрутировавшаяся из знати, была главной ударной силой персидского войска, в составе пехоты служила большая часть мужского населения страны.
Костяком армии Ахеменидов являлась царская конная гвардия и отряд бессмертных – 10 тыс. воинов пехотинцев, первая тысяча которых состояла исключительно из представителей персидской знати и являлась личной охраной царя. Свое название бессмертные получили, согласно Геродоту, потому, что число их должно было постоянно оставаться неизменным; на смену павшим тотчас же набирались новые воины. Основным оружием пехотинцев был лук, короткий меч-акинак и копья у бессмертных.
Уже после создания своей огромной державы Ахемениды следовали практике всех империй: они начали использовать военные отряды покоренных народов, во главе которых ставились персидские военачальники. Армейские подразделения, построенные по десятичной системе, возглавлялись десятскими, сотниками и тысяцкими, где пехотинцы подразделялись по роду оружия на копьеносцев и лучников. Внутри отрядов воины группировались по этносу, сохраняя присущие своему народу особенности доспехов, головных уборов и оружия – их описание также оставил Геродот, а изображения воинов можно увидеть на персидских рельефах Персеполя и Суз.
Ахеменидская армия никогда не была огромной, хотя именно так ее представляли древнегреческие историки. В то же время она была довольно неповоротлива, поскольку ее отягощали большой обоз, женщины и слуги. Кроме того, разнородность контингентов лишала армию единства и слаженности, ослабляла ее мощь. Служба в армии начиналась для молодых людей обычно с 20 лет. Прежде чем стать воином, юноша проходил подготовку, о которой также хорошо известно из Геродота: учился ездить на коне, стрелять из лука и говорить только правду. Предельный возраст для службы в армии не превышал, видимо, 55 лет.
Тактика выжженной земли, тотальное опустошение завоеванных территорий были обычной практикой ахеменидской армии, но нам неизвестны другие тактические приемы, которые применяли персы в ходе военных действий. Покорив множество азиатских народов, персы, однако потерпели поражение в Греции, поскольку выяснилось, что при прямом столкновении с греческой фалангой армия персов оказалась значительно слабее греческой. Поэтому впоследствии Ахемениды стали брать на службу греческих наемников. Известно, что из греков, например, состояло войско Кира Младшего во время мятежа 401 до н.э. Участником его похода был афинский историк Ксенофонт, описавший в сочинении Анабасис решительное сражение при Кунаксе и возвращение 10 тыс. греков на родину.
Иначе шло развитие военного дела на территории Балканской Греции, где после падения микенских дворцов и исчезновения колесниц как рода войск в период 8 в. до н.э. появляется конница. Однако она быстро, всего лишь за один век, сдала свои позиции в связи с появлением в 7 в. фаланги во всех главных полисах Эллады.
В современном понимании фаланга представляет собой феномен классического военного искусства древних греков. Это, прежде всего, плотное построение тяжелой пехоты, вытянутое по фронту в прямую линию и глубиной в несколько рядов (классическое число шеренг составляло 8). Обязательным условием фаланги являлось наличие одинакового, унифицированного вооружения воинов, главными компонентами которого были колоколовидный панцирь, большой круглый щит с бронзовой рукоятью и ручкой около обода, иллирийский или коринфский шлем, тяжелое копье (или два копья) как основное наступательное оружие, и меч – в качестве вспомогательного. Вторым важнейшим признаком фаланги являлась особая тактика, основанная на строгой дисциплине, выучке и слаженности действий всех воинов. Тактическая задача фаланги состояла в сохранении максимально плотного, ровного и сомкнутого строя в момент боевого соприкосновения с противником. Для достижения этой цели движение фаланги на поле боя осуществлялось в ногу, под звуки флейт. В этом строю каждый воин знал свое место, бойцы стояли, сомкнув щиты, плечом к плечу, они держали линию фронта даже на бегу. Благодаря такому построению достигалась максимальная защищенность бойцов первой линии, каждый из которых прикрывал своим щитом себя и товарища и в то же время сам оказывался прикрыт с обеих сторон. Поэтому сохранение такого строя являлось важнейшей задачей и залогом победы.
Считают, что появление фаланги в Греции было результатом не только механического сложения гоплитского (тяжелого) вооружения и построения в шеренгу, но также изменений в тактике и организации боя. Это был итог перемен социально-политического характера, высокого уровня развития организации общества и государства.
Известно, что само тяжелое вооружение (паноплия) у воинов-гоплитов появляется в Греции уже в конце 8 в., хотя фаланги в это время еще не существовало, поскольку тогда на поле боя безраздельно господствовала конница. В ней состояли аристократы-всадники, которые легко подавляли в бою беспорядочную пехоту (как в Лелантской войне на о.Эвбея на рубеже 8–7 вв.). Однако в процессе унификации вооружения и роста доступности тяжелых доспехов для широких слоев населения, а также усиления политического и военного влияния демоса в государстве фаланга появилась как эффективное средство борьбы против конницы. В этот период в греческих полисах к власти пришли тираны, выдвинувшиеся в период политической борьбы, обусловленной социальными противоречиями. Тираны возглавили борьбу демоса, выступая против олигархов, знатных и богатых как народные лидеры-демагоги. Чуть ли не все раннегреческие тираны были полководцами, именно они помогли демосу организоваться не только в политическом, но и в военном плане. Появившаяся в разгар социальной борьбы в Греции фаланга, пережив период тирании, стала основой классического полиса. Фаланга уравняла простого гоплита и аристократа, она превратила каждого воина во взаимозаменяемую единицу, в элемент, подобный другому и при этом подчиненный общему порядку, общей дисциплине.
Преимущество фаланги как тактической единицы проявилось не только в межполисных столкновениях, но, прежде всего, в отражении внешних врагов. В 490 до н.э. афинская фаланга, состоявшая в основном из крестьян-гоплитов, сокрушила во много раз превосходящую численностью персидскую армию, высадившуюся на Марафонской равнине. Десятилетие спустя спартанцы под предводительством царя Леонида героически защищали Фермопильское ущелье, а в 479 до н.э. союзные греческие войска нанесли поражение персидскому военачальнику Мардонию в Платейской битве. Эти победы доказали превосходство греческой военной организации.
Кроме гоплитов, сражавшихся в фаланговом строе, в Греции существовала и легкая пехота, пельтасты, которая была заимствована из Фракии после Греко-Персидских войн (490, 480–478 до н.э.). Они имели легкие доспехи, небольшой щит лунарной формы – пельту (откуда и название пельтасты), дротики, копье и длинный меч. Особенно их значение повышается в 4 в. до н.э., когда в войне все больше требовалась маневренность и готовность к сложным перестроениям. Пельтасты, атакуя гоплитов, шли рассыпным строем, забрасывали фалангу дротиками, а при переходе гоплитов в контратаку легко могли отступить, поскольку тяжелое вооружение фалангитов не позволяла им долго преследовать противника. Неся небольшой урон и нанося гоплитам довольно тяжелые потери, пельтасты могли дезорганизовать неприятельскую фалангу, подготовив успех для собственного войска.
Эта эпоха стала также веком широкого распространения в Греции наемничества (карийские и греческие (ионийские) наемники использовались еще фараонами Саисской династии в Египте 7 в. до н.э.), постепенно вытеснявшего прежние гражданские ополчения. Наемные армии состояли из профессиональных военных, получавших специальное обучение и тренировку.
В течение 4 в. появляются и новые тактические приемы ведения боевых действий. Старая система фаланги, представлявшая собой единую тактическую единицу, сменяется более сложными построениями. Так, в битве при Левктрах летом 371 до н.э. фиванский командующий Эпаминонд применил новое построение боевых порядков, оказавшееся неожиданным для противника. В то время как спартанцы традиционно построили войско в виде растянутого прямоугольника с равномерным распределением воинов на 12 рядов в глубину, Эпаминонд применил построение в виде так называемого косого клина. Он усилил левое крыло ополчения дополнительным контингентом воинов до 50 рядов за счет ослабления центра и правого крыла, глубина которого была доведена до 8 рядов. В результате выдававшееся вперед левое крыло нанесло спартанцам сокрушительный удар раньше, чем игравшее роль заслона правое крыло вступило с неприятелем в боевое соприкосновение. Это решило судьбу сражения: разгромив правое крыло спартанцев, фиванцы развернули свои боевые порядки к центру противника, тесно взаимодействуя с другими частями своей фаланги.
В македонской армии времен Филиппа II и Александра главная роль также принадлежала тяжеловооруженной пехоте и коннице. Хорошо зная достоинства и недостатки греческой военной организации, отец будущего великого полководца Александра Македонского Филипп II (359–336 до н.э.) провел военную реформу. По ней вместо нестройного и слабо обученного греческого ополчения гоплитов или капризных наемников македонская пехота комплектовалась из свободных земледельцев, набираемых по территориальным округам на несколько лет, в течение которых они проходили специальное обучение и подготовку. Были сделаны важные изменения и в построении пехоты: единый строй был расчленен на несколько фаланг, стоявших близко друг к другу, но не сливающихся в один строй. Это повышало маневренность войск и облегчало их перестроения в ходе боя. Бойцы, стоявшие в фалангах, были вооружены более длинными, чем у греческих гоплитов, тяжелыми копьями с противовесами, которые назывались сариссами и длиной достигали до 7 м. Это еще более усиливало ударную мощь пехоты. Основному строю фаланги были приданы специальные подразделения щитоносцев (гипаспистов), пельтастов, метателей копий и лучников, основной задачей которых было наносить упреждающий удар по подходящему врагу, освобождая место для главной, решающей фаланги, и вместе с тем обеспечивать защиту ее флангов. После реформ Филиппа македонская армия превратилась в одну из лучших армий своего времени. Это показала уже Херонейская битва (338 до н.э.), когда союзное греческое ополчение, превосходившее по численности македонскую армию, было разгромлено благодаря выучке, большему боевому опыту македонцев, талантливому руководству царя и его полководцев. Среди них уже выделялся его сын Александр, разгромивший в 334–332 до н.э. персидскую державу Дария III (см. также ДАРИЙ).
Римская система организации войска видоизменялась в ходе завоевательной политики на фоне обострения политической борьбы внутри государства. В начальный период 6 в. до н.э. она во многом напоминала греческую: войско комплектовалось на основе имущественного ценза и разделялось на тяжеловооруженных воинов, составлявших легион, легкую пехоту (велитов) и всадников. По реформе царя Сервия Туллия центурии I–V разрядов поставляли разное количество тяжеловооруженных пехотинцев, защищенных бронзовым шлемом, круглым или продолговатым шитом, поножами, панцирем и вооруженных железным мечом и копьем. Такое положение сохранялось до тех пор, пока Рим не вступил в затяжные войны с италийскими племенами. Плебеи, воевавшие в основном в пехоте, были недовольны своим социальным и экономическим положением, поэтому нередко отказывались преследовать врагов и повиноваться приказам полководцев. Это ослабляло римское государство и в конце концов, особенно после захвата Рима галлами в 387 до н.э., вынудило патрициев пойти на уступки и уменьшить сословные различия (закон 367 до н.э.). В ходе Самнитских войн было проведено первое крупное изменение римской армии; полный разгром римлян в Кавдинском ущелье (321 до н.э.) вынудил их пойти на усовершенствование вооружения (дротики и короткие мечи) и перестройку войска. Легионы стали подразделяться на 30 манипул, а каждая манипула состояла из 2 центурий. Использование новых, более маневренных войсковых единиц позволило римлянам разгромить самнитов (296 до н.э.) (см. также ЦЕНТУРИОН).
В период зрелой Республики легион делился на 30 манипул, причем 10 из них назывались гастатами, следующие 10 – принцепсами и последние 10 – триариями. В гастатах и принцепсах было по 1200 человек, в триариях – по 600 человек. Кроме этих 3 тыс. тяжеловооруженных воинов, в легионе находились 1200 велитов, которые участвовали в бою в качестве легковооруженных бойцов и составляли лагерный гарнизон, являясь обозной командой. В состав легиона входило также соединение в 300 всадников – ала, которое подразделялось на 10 турм.
Тактика римской армии во многом напоминала греческую, хотя сближение легиона с противником производилось не единым развернутым фронтом. В боевом порядке манипулы располагались в 3 линии, при этом каждая из манипул, состоявшая из 120 человек, строилась в 10–12 рядов. Интервалы между манипулами в каждом ряду отвечали длине фронта манипул. Манипулярное построение легиона устраняло опасность ломки фронта, скученность и тесноту в бою или разрыв шеренг. Бой завязывали легковооруженные воины, выступая перед всем фронтом легиона, а при сближении с тяжеловооруженной пехотой противника они могли не только отходить на фланги, но и быстро просачиваться в тыл между манипулами.
Эта тактика приносила плоды до тех пор, пока римляне воевали с италиками. Однако но в битве при Каннах (216 до н.э.) карфагенский полководец Ганнибал, хорошо знавший особенности эллинистической тактики, использовал маневренность своих войск. Имея армию меньшую по численности, он зашел в тыл римским легионам, смог их окружить и уничтожить. Но и римляне быстро учились, поэтому уже в 203 до н.э. использовали ту же тактику против самих карфагенян, полностью разгромив Ганнибала.
Дальнейшее усовершенствование тактики произошло во время реформ 1 в. до н.э. (реформа Мария). Основным подразделением легиона становится когорта (1 легион равнялся 10 когортам; 1 когорта состояла из 3 манипул; 1 манипула включала 3 центурии). При построении легиона в боевом порядке он строился по когортам в 3 линии: в первой стояли 4 когорты, во второй – 3, располагавшиеся против интервалов между когортами первой линии, в третьей – 3 последние когорты (1 в центре и 2 по краям). Когорта являлась особой тактической единицей и могла в случае необходимости встать под прямым углом к фронту легиона, прикрыв его от фланговой атаки конницы.
В период империи римская пехота начинает постепенно пополняться покоренными жителями из новых римских провинций, регулярные части заменяются контингентами полувоинов-полукрестьян, стоявших на границах империи, и к моменту вторжения на имперскую территорию волн варваров окончательно теряет свою былую силу. Битва при Адрианополе 9 августа 378 н.э., когда конная армия вестготов наголову разбила армию императора Валента, утвердила превосходство кавалерии почти вплоть до 14 в.
на заглавную О сайте10 самыхСловариОбратная связь к началу страницы
© 2011 - 2013
Словарь
Словарь online
XHTML | CSS
1.8.11